Маме

Любимая фотография мамы.

Любимая фотография мамы.

Та весна, казалось, будет вечной –
И глядят из рамочек со стен
Наши мамы в платьях подвенечных,
Наши мамы, юные совсем.
Брови разлетаются крылато,
Ни одной морщинки возле глаз.
Кто теперь поверит, что когда-то
Наши мамы были младше нас? И. Шаферана

У моей мамы есть фотография, которой я любовалась с детства. Для меня она на этой фотографии как актриса, выглядит изящно, чему-то загадочно улыбается и одновременно немного кокетничает. Мне хотелось быть такой, как она на этом снимке, но я росла совсем иной, трудной для мамы, дерзкой девчонкой — пацанкой. Носила брюки, лазила по всем чердакам и крышам, постоянно теряла и пачкала вещи, гуляла ночами, да много разного было…чем ранила её бережливую, деликатную натуру. Мне не хотелось её расстраивать, но по-другому у меня тоже не получалось, хулиганские папины гены срабатывали сами собой. 
Когда она уезжала в командировку, я открывала шкаф с её вещами, чтобы подышать ею, рассматривала блузочки, примеряла на себя вещи. Залезала в шкафчик с дневниками и читала её письма, чтобы узнать мамины любовные тайны. Мама любит песни, часто пела на кухне или во время уборки, и я знала её репертуар наизусть. Вместе с пионерскими речёвками в моей детской голове записывались на плёнку памяти слова студенческих песен и романсов. Мы смеялись над эффектом «эхо» в нашей квартире — стоило ей запеть, через пару минут я повторяла эту песню.
Мама научила любить театр, она привела меня на спектакли в театр драмы, когда мне было около двенадцать лет. К этому возрасту мой рост всем на удивление был большим, внешне выглядела вполне зрелой барышней, а ей не хотелось ходить одной в театр, подруг у неё было мало. Самое приятное в театральных вечерах детства – наряды и буфет. Мама тщательно выбирала свой наряд, подбирала по цвету и форме детали. Открывались коробочки с украшениями, начиналась примерка и всё это для меня уже составляло театр. Несмотря на мой взрослый внешний вид во мне поздно раскрылось женское желание нравится, для меня долгое время в основе выбора лежала простота, чтобы удобно и практично, меньше стирки и глажки. Только сейчас, спустя годы, я делаю как мама, говорю, как мама своей дочери.
Нас у мамы двое. Младшая сестрёнка живёт в относительной близости от неё, а я далеко поехала с пятнадцати лет в путешествии…Раньше писали письма, а сейчас лишь телефонные звонки. Решила написать письмо о маме, к маме.

Ты научила меня писать и речь идёт не о знании азбуки или грамотности, с последней у меня как раз остаётся не всё в порядке. Ты научила литературе письма, когда слова складываются в интересную мысль, а началось всё с песен, стихов и сочинений.
— Мама, я не знаю, как писать сочинение по картине Саврасова «Грачи прилетели»?
— Сейчас подумаем. – говорит мама, вытирая мокрые руки на кухне. — У меня есть подборка открыток художников передвижников. Посмотрим на их картины и представим время, подумаем: почему они объединились в группу и так себя назвали?

Мы погружались в историю, а всё историческое мама любит. Так я училась писать сочинения на пятёрки по высказанной мысли и на единицы по грамотности. Истории мама записывает в дневники уже много лет. В пачках тетрадей собраны её и наши письма, отдельно цитаты разных авторов, наши детские высказывания и важные события в семье.
У неё красивый почерк, рука описывает букву с любовью к строке, может быть от неё мой сын стал мастером каллиграфии? Маминым текстом любуюсь так же как маминой речью. По телефону её голос остаётся молодым, речь спокойна и обоснована, она следит за собой и за собеседником, замечая детали. Мне не хватает её умения видеть детали, а она из них складывает интересные цепочки. На работе такую особенность быстро подметили и использовали маму «на полную катушку» сверхурочно, она так уставала, что, придя с работы, сначала отсыпалась пару часов, а уж потом могла общаться с нами. В детстве мне нравилось болеть, чтобы быть с ней подольше.

Мамочке спасибо за голос, нас часто путали по телефону. Сейчас много работаю голосом и слышу комплименты его звучанию – это благодарность маме. У мамы мягкий, обволакивающий голос, слова звучат чётко, легко соединяясь в сложные предложения. «Простота хуже воровства» — одно из её любимых выражений.
Голос отражал её настроение, был гибким, менялся по ситуации. Строгой интонации я побаивалась, голос повышался, становился властным и действовал сильнее шлепка. С таким голосом я играла в театре грозную Миропу Давыдовну в спектакле «Волки и овцы» и требовательную Аркадину в «Чайке».
Под мамин голос хорошо засыпать, когда она читает вслух книгу. Из памяти стёрлись моменты наших чтений в детстве, уверенна — они были. Любовь к книге – мамина. Она собирала авторов и любопытные мысли, полки книжные заполнялись собраниями сочинений, в домашней библиотеке были сказки народов мира с красивыми иллюстрациями. Даже без чтения, сами картинки прививали любовь к книге.
От неё я научилась быстро записывать интересную мысль, высказанную по радио или телевизору. На кухне был всегда блокнот и ручка, появиться новая песня, нам понравится, и мы успеваем записать слова вовремя звучания. Так мы учили тексты, слушали замечательные радио постановки.

Мамочке спасибо за внешность. Мы, конечно, и папины девочки, без его кудрей нас трудно представить, а в остальном — мамино. Движенье рук, повороты головы, вертлявые бёдра – это мамино. Вспоминаю как она с сёстрами шла по улице в Ярославле. Маленькая сестрёнка шла сзади, посмотрела на них и спросила: «А что вы так попами крутите?» Тётя Вера улыбнулась и ответила «Вот вырастешь, тоже будешь крутить».

Мамочка наша химик и лирик, рациональная логика и романтика прекрасно в ней сочетаются. Она легко расплачется, слушая песню и с решительностью выстроит схему перевозки холодильника из Москвы в Омск или ответит на вопросы брака продукции перед начальником. На работе говорили, что у неё нос состав краски чувствует, а мозг делает раскладку на составляющие соединения. Такого специалиста ценили, посылали в командировки для решения проблем, но зарплата была маленькой как у обычного инженера и работать приходилось много.
Помню момент, когда её неделю не было дома, я открыла шкаф и подышала мамиными духами, а потом в коридоре прижалась к её пальто и сказала: «Мамой пахнет».

Любовь к запахам – мамина. У сестры особенно чувствительной нос, она ко всему и всем принюхивается. Папа однажды, после конфликта с мамой сказал: «Ушёл бы, если бы встретил женщину с твоим запахом». Чистотой пахнет от мамы, изысканностью, загадкой, одна наша питерская знакомая сказала после знакомства с ней: «Для того чтобы быть дворянкой, не обязательно родиться в знатной семье Петербурга, можно быть из ярославской деревни, из семьи зажиточного крестьянина и соответствовать лучшим образцам дворянского общества».

Часто вспоминаю одну из любимых маминых цитат: «Ты судомойка, что пролезла в дамы, чуть что срываешься на крик». Сейчас есть выражение «тонкая душевная организация» или «люди с чувствительной кожей», когда нет панциря жёсткой защиты человек становится легко ранимым. Такая наша мама, если она обижалась, то сложно выходила из этого состояния, могла не разговаривать несколько дней. Сейчас мне дети говорят: «Ты быстро обижаешься на слова, они слишком много для тебя значат» — это у меня от мамы.

Спасибо маме за чувство юмора. Она любит разный юмор и быстро реагирует на шутку, её легко смешил папа своими дизлектическими оборотами речи. Она смеётся громко и щедро, в глазах появляются слезинки, мама плачет и смеётся одновременно и невозможно устоять, она всем передаёт свою радость, становится весёлым магнитом, притягивая нас к себе. От неё мы с сестрой научились делиться юмором, посылаем друг –другу забавные высказывания. Улыбка делает нас сильнее, сближает и примерят в разных обстоятельствах.

Мамочка научила нас любить. Это было, пожалуй, для неё и трудно, и легко одновременно. Легко, потому что любит мир, отдаёт себя открыто, заботливо думая о родных и близких, сострадая живой природе в любом её проявлении. Она во всём умела увидеть красоту и нам передать красивые чувства. В нашем доме были запрещены грубые выражения,телевизор решительно выключался если шёл бестолковый фильм, мамочка следила за нашими манерами. Трудно ей было от того, что для пополнения своих запасов расточительной души, ответной любви ей не хватало. Мамина романтичная душа воспитана на литературных образах, на героях мужественной советской эпохи с идеализацией отношений. Она создала завышенные требования и ожидания, а они неизбежно ведут к ситуациям разочарований. Как дети мы не могли это понять, мы любили своих родителей, только сейчас на собственном опыте понимаем, какое непростое слово «Любовь», как сложно бывает любить и быть любимой.

Мы сами стали мамами и всё чему научились от нашей мамочки передаём своим деткам. Какое счастье быть мамой и какой это труд. Теперь мы понимаем мамины беспокойства за нас, мамины принципы воспитания. Нам уже есть с чем сравнивать, у нас есть расстояние лет для осознания многих причин и следствий.
В юношеском переходном возрасте я была дерзкой, дома участились конфликты, помню момент, когда на мои резкие слова мама вдруг не стала отвечать, развернулась и ушла. Я не ожидала такой быстрой победы и даже удивилась. Намного позже задала ей вопрос «Почему ты замолчала тогда?» Она ответила: «Поняла, что теряю тебя и решила — лучше промолчать». Между близкими людьми сложные ниточки взаимоотношений, они сплетаются в такой паутину нервных окончаний, что достаточно бывает одного слова и накаляется вся система, а если дёрнуть за один конец, то потянутся сотни нитей разных историй…

О маме много песен и стихов, когда-то я писала стихи, а сейчас не смогу написать от себя, хочется пропеть вместе с ней слова песни о нежности. Она научила меня быть нежной без уроков, лишь своим примером, своей ласковой рукой, любящим взглядом, добрым словом.
Спасибо за всё, дорогая моя, единственная и всегда любимая. Береги себя, как ты учила нас беречься от болезней. Прости нас за сказанные неосторожно слова, за не сделанные или сделанные напрасно поступки. Каждое поколение совершает свои ошибки, а мама остаётся самой важной частью нас. Обнимаю и целую с нежной любовью. Как же мне хочется чаще тебя видеть, близкий мне человек…
Ходит где-то по свету близкий мне человек.
Пусть мою нежность он встретит и в дождь, и в зной, и в снег.
Нежность тихой бывает, хрупок нежности след.
Закричишь, нежность растает, как тает лунный свет.
Нежность — светлое слово, нежность — парус любви.
Сквозь года снова и снова к другу, нежность, плыви.